Previous Entry Share Next Entry
Жители Города уснули, проснулся Графоман...
simplefoto
Под катом рассказ, не основанный на реальных событиях, а совсем наоборот: выдуманный от начала и до конца. Совпадения случайны, мнение редакции может не совпадать, да и редактор, если честно, до конца дочитать не смог.
Публикуется впервые и с авторскими ошибками.

Извозчик.

Защищался доцент Кафедры, заведующий учебной частью последипломного образования, так накануне собрал последипломников, у которых машины есть, и попросил к мероприятию людей разных привезти. Мне с Волгой черного цвета досталось привезти Профессора.
Прошприцевал подвеску, почистил салон, помыл кузов, Профессора же повезу. Долил еще чего там повытекало, Волга же.
Профессор работал в Онкологическом корпусе Сокольнической Больнички, если со Стромынки смотреть, то средний Дворец красного цвета. А вообще на территорию въезд сбоку, оттуда только новые стандартные корпуса высятся, если слева заезжать, или морг, если справа.
Я поехал слева и, у шлагбаума, попробовал уговорить охранника пустить машину на территорию:
-- Друг, послушай, мне надо Профессора забрать и на защиту к самому родному доценту отвезти, ну как ты себе представляешь, мы пешком через всю больницу до машины пойдем? -- пытаюсь ему в руку стольник засунуть.
-- Давай, только чтоб никто не видел, -- принял стольник охранник.
Мимо пандуса для заезда машин Скорой Помощи, направо и сразу налево, вот я и у корпуса. Припарковался напротив Парадного подъезда, иду за Профессором. У пациентов вечерняя прогулка: дамы в халатах и косынках, с одинаковыми лицами, химиотерапия. Еще один пост охраны, здесь козыряю студенческим билетом интерна Кафедры, и безо всякой мзды прохожу по коридору налево, в кабинет.
-- Здравствуйте, машина у подъезда! -- здороваюсь.
-- С вещами на выход? -- шутит.
-- Семье сообщим, -- возвращаю шутку.
Поехали.
Коробка пятиступенчая, едем плавно. И не быстро, вечер, пробки.
Я же не настоящий таксист, разговор не начинаю.
-- А вот у меня в Вашем возрасте такой машины не было, -- завязывает разговор профессор.
-- Да это папина, по доверенности вожу, -- соврал я. Папа всю жизнь боялся машин. Изделия, части которых папа проектировал в КБ, неизменно прилетали в назначенный командованием полигон, а вот автомобилей боялся.
Профессор тем временем продолжает. Киваю время от времени, слушаю. Много чего не было, а было всего больше. Про Сталина слушаю. Про институтские годы Професора, первое заведование отделением в глухом уголке страны, возвращение в Москву, и вообще. Я мемуары люблю читать, а тут как аудиокнига с мемуаром рядом сидит, и вещает, что мое поколение для всех потеряно, да и просто говно.
-- Можно переулками срежем? -- спрашиваю.
-- Все-таки в застенки? -- шутит.
-- Так быстрее будет, -- не возвращаю шутку.
Срезали. Мы уже в Центре, здесь прошла моя первая практика на Скорой Помощи, с тех пор я знаю переулки и проездные дворы. Прошкрябываемся между двумя рядами припаркованных машин.
-- Сейчас даже машины одноразовые! Я свою первую машину 12 лет в очереди ждал! -- сокрушается Профессор. Я не сокрушаюсь, думаю о вечном: мне здесь еще парковку искать.
Высадил Профессора у зала, нагло воткнул Волгу недалеко, пошел защиту послушать.
Я иногда думаю, что в сотый раз Лебединое Озеро смотрят с одной целью: а вдруг балерина упадет и ногу сломает? С этой мыслью: "а вдруг не защитится?" я и послушал защиту. Шары легли как и предполагалось, доцент наш защитился.
Банкет был в ресторане почти рядом с залом, машина не потребовалась. Я курил на крыльце и запивал бутербродики с икоркой Нарзаном. Наконец, Профессор вышел.
-- Не надо к крыльцу автомобиль, давайте прогуляемся.
Мы же интеллигенты, все на "вы" и со всем возможным.
Прогулялись, едем. Профессору на Бауманскую. И вдруг Профессор восклицает: "Сплошное лицемерие!!!"
А мы уже на Третьем Транспортном, я не могу просто так остановиться у тротуара и высунуть Профессора поблевать наружу, магистраль. Да он вроде и не в таком состоянии, старая гвардия, держится.
А я не сдержался.
Так что, говорю, вы тогда за свой стул со столом когтями цепляетесь? За кабинет свой? В той же самой Сокольнической очередь на ваше место! Чего же вы дорогу молодым не даете? А, Профессор? Почему наш Доцент Докторскую Диссертацию защитил только в пятьдесят четыре года? Его Докторская выйдет Национальным Руководством (вышла, прим.авт.), а вы, Профессор, когда в последний раз хоть строчку в статью написали? А, Профессор? Я что, не понимаю, как вы из своего первого заведования отделением Центральной Полуклиники Задних Мухоловов перевелись в Москву??? Да по головам своих бывших однокашников! Топили их в дерьмо, и по головам, го-ло-вам, а сам по щиколотку!!! Но свое же не воняет? А? Профессор???
Тут я решил вдохнуть поглубже, и, на глубине вдоха, слышу спокойное:
-- Как вы думаете, я на пенсию смогу трехкомнатную квартиру на Бауманской содержать? Приходится практиковать.
Дальше рулю молча.
-- Вот здесь остановите, во двор заезжать не надо, вы там потом не развернетесь, -- сказал Профессор на прощание.
-- Позвольте до подъезда, -- извинился я.
И развернулся потом.



  • 1
Практический человек Профессор, что сказать.

Старая гвардия.

Я в 90-м Береговую Охрану США в своем 2141 возил. Они к нам на переговоры в Москву приехали и мне пришлось быть водителем, переводчиком и инженером одновременно. Во где кошмар-то был! Видят они Жигули, а на буксире, веревке, еще одни Жигули или Запорожец. Глаза у них круглые - спрашивают "а что Это". Сказал им, что мы так запчасти за собой возим. Отстали... :)

Ну да, "ребята, я на девятке первый раз на юг в отпуск, какие запчасти надо взять? – Записывай, ВАЗ-2109 - 1 шт"
Папу все эти СНВ сильно подкосили, все-таки сложно в возрасте "пика карьеры" уничтожать то, что всю жизнь до этого делал. Американцев они тоже возили, контролировать. Как-то на просторах решили перекусить, свернули с трассы в поле и стол накрывают, а американцы по машинам сидят. Уже наливать начали, сидят. К столу подходит переводчик и говорит: они там полицию ждут, мы частную собственность нарушаем и все такое. Никак мне не верят, что это поле принадлежит нашему КБ и мы можем здесь устроить пикник.

У меня все несколько иначе было. Эти офицеры все мое отношение к "империалистам" на 180 перевернули. От Капитана (Капитан 1-го ранга) до Мичмана. На заключительной "вечеринке" слышу от Мичмана (Chief Warrant Officer) к Капитану - "Хей, Кэп, салат мне передай". Никакой субординации, понимашь! У них так все было - как будто с другой планеты прилетели :)

Так у буржуев субординация начинается только в случае войны:)
Мы как-то над Санта-Барбарой на самолетике летали, в объектив камеры эсминец попал, с пьянкой на корме. Решил подколоть потом бывшего моряка флота США, который у нас тогда работал, показал фотографию и говорю: а что, у вас на флоте бухать можно?
Это в пятницу было?, говорит. Войны вроде не было, значит, можно.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account